Купить билет Личный кабинет

Осталось два года.

«Ак Барс» в результате обмена с «Нефтехимиком» получил права на нападающего «Колорадо» Микко Рантанена. В клубе рассчитывают, что форвард может присоединиться к казанской команде во время локаута НХЛ (его вероятность высока) в сезоне 2020/21. Если Рантанен захочет приехать в КХЛ, то будет выступать за «Ак Барс» или другой клуб, который выменит права на него.  

Права на иностранных игроков стали важным активом в КХЛ. Российские клубы уже начали готовиться к возможному локауту еще в прошлом году. К примеру, в прошлом сезоне ЦСКА за денежную компенсацию получила от «Северстали» сразу трёх игроков НХЛ – Себастьяна Ахо, Давида Пастрняка и Джоэля Армии. Весной СКА при расторжении контракта с Никитой Гусевымсделал всё, чтобы у них остались права на нападающего. Чем больше у команд будет прав на хоккеистов, тем больше у них будет вариантов для усиления.

Микко Рантанен / Фото: Matthew Stockman, Getty Images

К тому же, права на игроков можно использовать как весомый бонус при переговорах. Если какой-либо клуб захочет привезти Рантанена к себе, ему придётся сначала возместить потерю «Ак Барсу». Учитывая, что 22-летний хоккеист – один из самых результативных в НХЛ (89 очков в прошлом сезоне) и усилит любой клуб лиги, казанцы могут потребовать за финна солидную компенсацию.

«Ак Барс» получил права на Рантанена. Хоккеист может приехать в Россию уже сейчас 

Сценарий с локаутом в НХЛ реален – предыдущее коллективное соглашение между НХЛ и профсоюзом игроков заканчивается в сезоне 2021/22, но стороны могут разорвать его уже в 2020-м. Переговоры между сторонами ещё не начались. Уже сейчас известны основные вопросы, которые будут обсуждаться: это перерывы на международные турниры, увеличение страховых выплат хоккеистам, пострадавшим от сотрясений мозга и увеличение процента отчисления общего дохода на зарплаты игрокам. Представители профсоюза уверяют, что не пойдут на уступки в переговорах. 

МАККИНОН И ЭКБЛАД МОГУТ УЕХАТЬ В ПОДМОСКОВЬЕ

Больше всего игроков из НХЛ закреплено за топовыми клубами – СКА, ЦСКА, «Авангардом», «Ак Барсом», «Салаватом». На их фоне выделяется «Витязь» – во время возможного локаута в Подольск могут приехать пять суперзвёзд во главе с двумя первыми номерами драфтов – Аароном Экбладом и Нэйтаном Маккиноном.

Также за клубами КХЛ закреплено большое количество игроков из европейских лиг. К примеру, у «Ак Барса» есть права на финнов Янне Куокканена, Сятери Виртанена, Самуэля Парккари и чеха Матьяса Свободу, которые казанцы получили на драфте КХЛ. Некоторые клубы, такие как московское «Динамо», на драфте преимущественно выбирали воспитанников своей школы, поэтому варианты для усиления команды у них скудны. 

Помимо Рантанена, в НХЛ «Ак Барсу» принадлежат братья Свечниковы, Михаил Сергачёв, Томаш Татар, Андерс Нильссон и Тайлер Холл. Однако права на последних трёх хоккеистов у казанского клуба сгорят в ближайший год – они все станут старше 28 лет и получат статус неограничено свободного агента (НСА).

Хоккеисты со статусом НСА во время локаута смогут выбрать любой клуб лиги. Также его получат игроки, права на которых принадлежат уже не выступающим в лиге клубам. Коннор Макдэвидзакреплён за «Медвешчаком», и хорватский клуб не обменял права до своего исключения из КХЛ. 

Пока неизвестно, сумеют ли клубы в полной мере воспользоваться этими привилегиями в ближайшее время. Во-первых, самого локаута может и не произойти. Во-вторых, пока неясно, каким будет лимит на энхаэловцев. Во время последнего локаута в сезоне 2012/13, руководство КХЛ решило ограничить заявку на новых игроков до трёх хоккеистов. Поэтому никому не удалось создать команду, сравнимую по именам с «Ак Барсом»-2004. Тогда в Казань из НХЛ приехали Венсан Лекавалье, Дэни Хитли, Илья Ковальчук, Микаэль Нюландер и Алексей Морозов. 

ПРАВА НА ИГРОКОВ РАСПРЕДЕЛЯЛИСЬ В ОСНОВНОМ ЧЕРЕЗ ДРАФТ

До 2016 года права на игроков можно было получить несколькими способами. Большинство прав было распределено через процедуру драфта в КХЛ. Во время него клубы закрепляли права за самыми одарёнными по мнению генеральных менеджеров воспитанников собственной школы, а также – за молодёжью из других школ и легионерами. 

Но не все клубы лиги понимали важность этих прав. «Были случаи, когда клуб хотели подписать какого-либо игрока, но не могли, так как права на них принадлежат другим командам», – сказал в интервью «БИЗНЕС Online» бывший генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд.

Леонид Вайсфельд / Фото: БИЗНЕС Online

При этом многие клубы не особо понимали, что им могут дать права на иностранных хоккеистов. По словам Вайсфельда, во время самого первого драфта некоторые руководители клубов отдавали ему свои выборы фактически просто так. Те генеральные менеджеры, которые понимали весь потенциал от этого мероприятия, получали в будущем сильное преимущество.

«Драфтовать условных Кросби и Макдэвида можно ради локаута, – продолжает Вайсфельд, – но непонятно, будет ли этот локаут или нет. К тому же приедет этот Кросби всего на полгода – что это даст? Так что на локаут эта схема драфта, по моему мнению, не подходит. 

Мы драфтовали иностранцев, когда не оставалось сильных российских хоккеистов. Рассчитывали, что эти игроки будут уровня между НХЛ и АХЛ. Раньше в НХЛ брали в основном больших игроков, и были сильные игроки, которым было сложно пробиться в лигу из-за своих габаритов. К примеру, так мы решили выбрать Кубалика».

В 2017-м чешский хоккеист Доминик Кубалик подписал двухлетний контракт с «Салаватом», но так и не сыграл ни одного матча за команду.  

Доминик Кубалик / Фото: БИЗНЕС Online

Также права на игрока автоматически закреплялись за клубом после квалификационного предложения игроку со статусом ограничено свободного агента. Так за СКА остались права на Гусева и Владислава Гаврикова, и таким же образом «Трактор» сохранил Виталия Кравцова. Они приняли предложения клубов, потом расторгли их и уехали в НХЛ.

Сейчас права можно получить только через обмены. Таким образом в «Ак Барсе» оказались права на Рантанена, хотя он был задрафтован «Локомотивом» в 2014 году. Иногда клубы идут на очень хитрые сделки, чтобы заполучить нужного игрока. К примеру, в начале июня «Трактор» через обмен получил от «Салавата Юлаева» права на нападающего Максима Летунова, а затем обменял их в «Локомотив» на права на чешского форварда «Коламбуса» Лукаша Седлака. В итоге чех подписал контракт с российским клубом. 

«Салават Юлаев» – самый щедрый клуб КХЛ. В Уфе не ценят права на игроков

ПРАВА И ВЫБОРЫ НА ДРАФТЕ МОГЛИ СТАТЬ СВОЕОБРАЗНОЙ ВАЛЮТОЙ В КХЛ

Права могли бы стать серьёзным активом, который помог бы урегулировать уровень между бедными и богатыми командами. Когда ещё существовал драфт КХЛ, маленькие клубы выбирали хоккеистов из Северной Америки и Европы, а уже потом могли вести переговоры с командами, которым такой игрок нужен был. 

Сейчас после отмены драфта значение прав на игроков обесценивается. Через несколько лет уже никто не будет закреплён в КХЛ, так как все задрафтованные хоккеисты будут неограниченно свободными агентами.

Виталий Кравцов / Фото: БИЗНЕС Online

В итоге маленькие клубы часто избавляются от прав на иностранных хоккеистов за денежные компенсации. «У нас не публикуют всю информацию об обмене прав на денежную компенсацию. Не пишут, какая она, и часто бывает всего тысяча рублей. А эти драфт-пики могут быть своеобразной валютой, как купоны – их можно было бы обменивать у других клубов», – сказал Вайсфельд. 

Президент КХЛ Дмитрий Чернышенко отметил, что в ближайшее время лига рассмотрит вопрос о возвращении драфта. Инициатива поступила от самих клубов, причем драфт позволит не только командам закрепить права на иностранца, но и увеличит вариативность действий на рынке.

«Очень часто в команде есть игрок, который ей особенно не нужен. Руководство понимает, что он может играть в другом клубе, но его ценность небольшая, за него ничего не дадут. При драфте можно было бы обменять его на выбор другой команды, которая не считает драфт чем-то важным. И таким образом можно будет ещё и уровень менеджеров определить», – сказал Вайсфельд.