Купить билет Личный кабинет

Российский нападающий "Вашингтона" прибыл на базу московского "Динамо" в Новогорске и дал интервью российским журналистам – о футболе и хоккее

Игорь ЕРОНКО из Новогорска

В "ВАШИНГТОНЕ" ВСЕГДА ХОРОШО ОТНОСИЛИСЬ К РУССКИМ

– Очень рад вернуться на родную базу. Привезти Кубок Стэнли на родную землю, где я воспитывался и вырос как игрок. Вижу очень много радости, много паники, но это нормальное явление, потому что очень мало было времени, чтобы все прошло гладко. Что можно – то сделали.

– У вас изначально была идея привезти Кубок Стэнли динамовским детям. Откуда она взялась? Это что-то из вашего детства? И когда вы впервые кубок потрогали?

– Я видел его много раз, но не трогал. Первый раз потрогал, когда мне вручили его. Мы сразу договаривались с Кузнецовым и Орловым, что повезем его детям. Туда, где мы выросли, где воспитывались. Жаль, что большинство тренеров не смогло к нам присоединиться. Потому что они все сейчас на сборах. Но спасибо огромное динамовскому руководству, что все организовали. И сделали такой праздник для детей и их родителей, для хоккеистов и тренеров.

– "Торонто" подписал Джона Тавареса. "Тампа" почти выменяла Эрика Карлссона. "Вашингтон" же только теряет людей. Как это скажется на "Кэпиталз"?

– Тяжело сказать. Я еще не знаю окончательный состав, поэтому мне трудно к этому что-то добавить.

– А с Томом Уилсоном вы на связи?

– Да, мы общаемся, но всех секретов я рассказать не могу.

– Илья Самсонов подписал контракт с "Вашингтоном", Александр Алексеев был выбран на драфте. Общались ли с ними и будете ли поддерживать?

– Конечно, буду. Самое главное для них – закрепиться в основном составе. Будем помогать. Когда я приезжал молодым – мне помогали. Кузнецов приезжал – ему помогали. Диме Орлову. Мы всегда всем помогаем. Все держимся близко, рядом, поэтому поддержим ребят.

– Не секрет, что в некоторых клубах НХЛ не очень хорошо относятся к российским легионерам. Как было в "Вашингтоне"? Вас с самого начала тепло принимали, или со временем переборолось?

– В "Вашингтоне" к русским всегда хорошо относились. Очень много было людей было до меня, надеюсь, что очень много будет и после меня, когда я закончу карьеру. Начало положено. Сегодня если посмотреть на родной город – сколько было людей, сколько было фанатов именно "Вашингтона", которые говорили, что ночами не спали. Ждали 13 лет. Кто-то ждал 20 лет, болея за команду. Очень приятно находиться именно в таких ситуациях – все болеют, все переживают. Русских любят. Русские везде.

– Вам оказывали поддержку – а кто?

– Дайнюс Зубрус, Джефф Хэлперн, Тед Леонсис, Джордж Макфи. Все меня поддерживали и на льду, и вне льда. Помогали всякими мелкими вещами.

 

ИЗВИНЯЮСЬ ПЕРЕД ТЕМИ, КТО НЕ УСПЕЛ СФОТОГРАФИРОВАТЬСЯ С КУБКОМ

– Как вам в фан-зоне на Воробьевых горах? Некоторые плакали, сфотографировавшись с нами.

– Да. Мы сделали около 5 тысяч фотографий. Было всего 3 часа, но мы сделали максимально возможное, чтобы как можно больше людей сфотографировалось, чтобы как можно больше людей потрогали Кубок Стэнли. Огромное спасибо ФИФА и всем тем людям, которые помогали. Потому что это было очень сложно сделать. ФИФА пошла навстречу, хотя хоккей и футбол – разные вещи. Для болельщиков сделали такой праздник. Хотелось бы извиниться перед теми людьми, что стояли в очереди. Там около 10 тысяч человек было, которые так и не дошли до кубка. Но опять же – мы сделали все возможное.

– Евгений Малкин ел пельмени из Кубка Стэнли, Мэтт Мюррей – кормил из него собаку. Что запланировали вы?

– У нас есть особенные планы на него, но мы не будем их раскрывать. Пусть это останется в нашем семейном кругу. У нас будет вечер, который мы проведем с семьей, близкими и друзьями.

– Одну мечту вы осуществили – выиграли Кубок Стэнли. Есть ли желание выиграть с "Динамо" еще одно чемпионство?

– О завершении карьеры пока рано говорить – у меня еще четыре года контракта с "Вашингтоном". Посмотрим, как пойдет карьера. Очень хочется выиграть Олимпиаду. А там посмотрим.

– Очень популярен ролик из финала, в котором вам по лицу попадает шайба. А вы почти не поморщились. Настолько бросок был слабый, или мышцы так окрепли?

– Я не знаю, есть ли там мышцы. Было больно, пошла кровь, но ничего страшного. Это финал Кубка Стэнли. Люди с переломанными руками, ногами, пальцами играют. А тут всего лишь шайба попала.

ЗНАРОК БЕЗ РАБОТЫ НЕ ОСТАНЕТСЯ

– Планировали привезти Кубок Стэнли в тот день, когда сборная России проводит четвертьфинал с Хорватией, или так случайно получилось?

– Никто не знал, что наша команда пройдет так далеко. Все, конечно, сейчас рады такому событию, но то, что матч будет сыгран в один день с приездом Кубка Стэнли – это совпадение.

– Полетели бы на матч, если бы не сегодняшние мероприятия?

– Конечно. А так – буду смотреть игру.

– Олег Знарок в этом году покинул сборную Россию. Общались с ним после этого?

– Конечно, со всеми общаюсь, со всеми поддерживаю дружеские отношения. Желаю ему самого наилучшего. Учитывая то, что он сделал для нашего хоккея, для "Динамо" и для СКА, без работы он не останется.

– Не удивляет, что выход сборной всего лишь в четвертьфинал чемпионата мира вызывает такой ажиотаж, а хоккейные успехи остаются в стороне.

– Футбол – самый главный вид спорта в мире. В нашей стране было очень много неудач, с ним связанных. Поэтому победу над Испанией все восприняли как очень положительный момент. А сегодняшний матч – думаю, Испания намного сильнее, чем Хорватия. Есть шансы, самое главное, чтобы бились и боролись за свою страну. Самое главное – не надо хаять нашу сборную, они уже молодцы, ребята – красавцы. А вообще, очень странный чемпионат, многие сильные команды – Германия, Испания, Аргентина, Португалия, рано вылетели.

– Есть друзья в футбольной сборной?

– Многих ребят из сборной я знаю лично, многих – и из тех, кто не попал в команду.

– Вы говорили о своей олимпийской мечте, но за океаном хотят провести новый Кубок мира …

– Конечно, для меня Олимпиада важнее, чем Кубок мира. Кубок мира – очень сильный и престижный турнир, но Зимние игры – самый важный.

– Но Кубок мира может вытеснить Олимпиаду?

– Не думаю, что можно вытеснить Олимпиаду каким-либо турниром. Это же как чемпионат мира по футболу.

– Но на Кубке мира собирают лучших из лучших.

– На Олимпиаде тоже собираются лучшие из лучших.

– Какова была реакция вашего отца на Кубок Стэнли, впервые увиденного им вживую?

– Он нервничает, переживает. Вообще для моих родителей, для моей семьи это очень важный момент и огромный праздник. Мы приехали домой, на динамовскую базу. Все счастливы – и моя жена, и родители. Особенно рад за отца, ведь он потратил столько времени и сил. Его заслуга в этом Кубке Стэнли огромна. Помню, как Зинэтула Хайдарович Билялетдинов никому не разрешал смотреть тренировки. Папа нашел небольшую "форточку", где выезжает ледозаливочная машина, и наблюдал оттуда. Досмотрелся до Кубка Стэнли.

– Сколько нужно выиграть Кубков Стэнли, чтобы считать карьеру блестящей?

– Побед не бывает много. Каждая важна и запоминается. Кому-то суждено выиграть Кубок Стэнли, кому-то нет. Я 13 лет шел к этой мечте. Для нас и меня лично это большой праздник. В прессе было много негатива – и в российской, и в зарубежной о том, что команда не может выиграть и надо что-то менять. Но мы пришли к тому, что "Динамо" принимает у себя Кубок Стэнли.

– Это самый счастливый момент в жизни?

– Один из самых.

– Или рождение ребенка станет самым-самым?

– Семейное – это семейное, а в хоккейном плане – чемпионаты мира и Олимпийские игры. Еще есть, к чему стремиться.