Купить билет Личный кабинет

Не знаем, как вы, а мы в Копенгагене поражение от шведов прогнозировали. Солидарны были и букмекеры, единогласно отдававшие победу «Тре крунур». Шансы у сборной России, разумеется, были, но для этого должно было всё сойтись. В нашей команде прекрасно понимали, что шведов, техничных, но во многом мягкотелых, надо бить. Однако шведы сыграли на опережение, и сами с первых минут начали играть на грани фола. Да, они нарвались на удаления и даже пропустили в меньшинстве, но зато показали, что гнуться в этот вечер не намерены.

Шведы могли наступить на грабли, разложенные в матчах со Швейцарией и Словакией. По непонятным причинам команда Рикарда Грёнборга проваливала концовку, позволяя сопернику если не отыграться, то создать видимость интриги. Со сборной России скандинавы не побрезговали сыграть на удержание, действуя на последних минутах предельно грамотно и спокойно. Лишить «Тре крунур» шайбы, о чём перед матчем говорил Алексей Кудашов, тоже, по большей части, не удалось. В равных составах наш соперник играл в привычный и любимый контроль, находясь всецело в своей стихии. В общем, все свои слабости Грёнборг мастерски замаскировал.

Но давайте без паники. Вчера мы проиграли чемпионам. Если кто вдруг забыл, прошлый чемпионат мира в Кёльне выиграли именно шведы. Возглавлял «Тре крунур» всё тот же Грёнборг. Да только состав шведов за год сменился почти полностью. С золотой команды остались Оливер Экман Ларссон и Джон Клингберг, получившие по этому поводу ассистентские нашивки, да Деннис Эверберг, не играющий весомой роли в построениях Грёнборга. И даже настолько серьёзно обновив состав, шведы ничуть не потеряли в качестве. Мы часто говорим, что возможность набрать две, три или четыре равноценные сборные – это прерогатива Канады, но шведы сами ставят себя в один ряд с родоначальниками. 

Шведы – не только действующие чемпионы, но и, скорее всего, будущие. По крайней мере, по своему потенциалу они ушли далеко вперёд всех претендентов на золото. 20 игроков из НХЛ говорят сами за себя, но если присмотреться, что это за игроки, станет немного жутковато. В кого ни ткни – лидер своего клуба. После приезда новой партии энхаэловцев капитан шведской «молодёжки» Лиас Андерсон оказался лишним, хотя на групповом этапе он то и дело генерировал волшебство. Разве что пара вратарей Нильссон – Хелльберг не выглядит монструозно, но это особенность датского чемпионата мира. При россыпи ярких полевых игроков топовых вратарей нет и у кого. Так что шведы здесь не лучше, но и не хуже конкурентов.

Давайте будем честными. По голому мастерству рядом с этой сборной Швеции можно поставить только одно российское звено. Гусев – Дацюк – Капризов единственные из всей сборной России пытались играть в контроль, кружа головы шведским защитникам. Даже Евгений Дадонов, создавший (и не реализовавший) тонну моментов, играл в другой хоккей: взрывной, вертикальный, эпизодический. Тогда как наша первая тройка вполне уверенно действовала в шведской манере. И как раз у них-то, в отличие от других звеньев, лишать скандинавов шайбы получалось. Где-то они играли слишком сложно. Смущало, что Капризов грешил обрезами. У Гусева были проблемы с реализацией. Но в целом звено Дацюка было и остаётся базисом сборной России.

И теперь представьте, что таких звеньев у сборной Швеции три! Форсберг – Кемпе – Арвидссон, Хёрнквист – Баклунд – Нюквист и, конечно же, Янмарк – Зибанеджад – Ракелль. Вот и думай, как сдержать такую атаку. Звено Сергея Андронова, брошенное на первую тройку шведов, свою миссию провалило. Впрочем, сваливать все шишки на конкретных исполнителей в данном случае не совсем правильно. Во-первых, мы изначально привезли в Данию рабоче-крестьянский состав, где уже начиная со второго звена толком некому креативить. Во-вторых, нашей команде банально не хватило физики. Сборная России и раньше могли привезти на чемпионат мира охапку чекеров, но они были прекрасно готовы. В игре со шведами было очевидно, что мы подсели, начиная где-то с середины второго периода. А ведь ещё после игры со Швейцарией тренеры говорили о недостатке скорости.

Но даже колоссально уступая сборной Швеции в совокупном мастерстве, команда Воробьёва вполне могла победить и занять первое место в группе. Для этого даже не обязательно было перебить и перебегать соперника. Достаточно использовать хотя бы половину своих шансов в большинстве. Проблемы у сборной России есть не только с реализацией лишнего, но и с самим розыгрышем. Концептуально разделив спецбригады, Воробьёв пришёл к тому, что в первом заходе не оказалось бросающего игрока, а пас происходит ради паса, тогда как во втором всё сводится к тупому навалу. А главное, что и тем, и другим в матче со Швецией критически не хватало движение. Не скажешь ведь, что шайба у россиян совсем не держалась, но те, кто выходили на большинство, были слишком статичны. Отсюда и минимум свободного льда для открытых бросков.

Надо отдать должно нашим тренерам: они находятся в постоянном поиске. Не пошло у первого звена в игре с чехами, Капризова перекинули из первого в третье. Увидели, что Дадонову некомфортно в тройке с Михеевым и Андроновым, и ему сразу же подобрали других партнёров. Продолжается, пусть пока не совсем успешно, поиск места для Бучневича. Тоже самое с большинством. Воробьёв совмещал тройку Дацюка с парой Нестеров – Зайцев, хотя до этого использовал эдакий «дрим-тим» только в случае игры «пять на три». Кандидатура Яковлева в первой спецбригаде изначально выглядела сомнительной, и тренерский штаб не стал держать его в большинстве до упора, вернув на синюю линию Хафизуллина.

После вполне ожидаемого поражения от шведов хотелось разве что согласиться со словами Андронова, который признался, что на групповом этапе сборной России не хватало таких матчей от ножа. Это ведь дикость, что за две недели в Копенгагене один из фаворитов турнира напрягается ровно два раза. Ну ладно, два с половиной, игра со швейцарцами всё же больше походила на матч чемпионата мира, чем на тренировку повышенной сложности. Мало того, что состав участников раздут господином Фазелем, так ещё и с группой нам, откровенно говоря, не повезло. В компании с канадцами, американцами, финнами, немцами, датчанами и латвийцами мы могли занять не второе, а, скажем, третье место, зато куда лучше бы подготовились к плей-офф.

Впереди нас ждёт Канада. Та самая, что завалила концовку группового этапа. Не обыграй «кленовые» с большим скрипом латышей, те в последнем туре вполне могли расписать с датчанами… вылет канадцев с турнира. Коннор Макдэвид спас мировой хоккей от антиканадского заговора, но осадок остался. С командой Боба Хартли вице-чемпионы планеты играли до нельзя примитивно. Признаемся, мы, сидя в Копенгагене, мало видим матчей, которые проводились в Хернинге. Но по тем отрывкам и эпизодам, что удалось зацепить, Канада и близко не стоит рядом со шведами. Это касается как подбора исполнителей, так и тренерского штаба. Билл Питерс и его помощник Марк Йео это ни разу не Майк Бэбкок, и даже не Джон Купер, с которым «кленовые» добрались до финала кёльнского чемпионата мира. 

Да, у канадцев есть его святейшество Макдэвид, но на каждого Коннора есть свой Дарси Кемпер и Кёртис Макэлинни. С вратарями у Канады в который раз всё сложно, и на этом они вполне могут погореть. Василий Кошечкин, несмотря на всю критику в свой адрес, здесь в полном порядке. Если бы не он, шведы могли бы победить и крупнее. У Канады хватает интересных исполнителей, но большинство из них разрозненны. Да и стиль игры «кленовых» команде Воробьёва чуть более удобен, чем то, во что играет Швеция. Если не прогнёмся в характере, то переиграть в хоккей канадцев можно.

Канада – это всегда Канада. Даже валяя дурака весь групповой этап, она может вылететь на четвертьфинал, как те самые гориллы из клетки. Особенно если перед канадским быком такая красная тряпка как сборная России. Однако и мы традиционно выходим на матчи с Канадой как на последние. За настрой можно не переживать. А главное, что с самым сложным соперником на этом чемпионате мира мы уже сыграли. Генеральная репетиция плей-офф прошла неидеально, но дала игрокам вагон опыта, а тренерам добавила пару бессонных ночей. Но лучше так, чем выходить на канадцев, ощущая мнимое всесилие. В Ванкувере мы это уже проходили.