Купить билет Личный кабинет

В этом сезоне о «Северстали» говорили чуть ли не больше, чем о некоторых топ-командах. Клуб оказался на грани вылета из КХЛ, но, несмотря на небольшой бюджет, смог впервые за пять лет попасть в плей-офф, тем самым практически обезопасив себя от исключения из лиги. В первом раунде череповецкой команде противостоял СКА, серия закончилась победой петербуржцев со счётом 4-0. Спустя несколько дней после её окончания корреспондент «Чемпионата» побеседовала с главным тренером «Северстали» Александром Гулявцевым.

«Если бояться, то зачем вообще начинать работать тренером?»

— Серия со СКА закончилась 8 марта. Как проводили выходные?
— Добрался до дома. 9 марта мы отпустили всю команду на 10 дней. Можно сказать, что работа — наш отдых. Сезон не закончился, дела ещё есть. Вот когда полноценный отпуск наступит, тогда и буду отключать голову от хоккейных вещей. Целый год практически не видел семью, хочется с родными время провести.

— Планируются ли тренировки до 30 апреля или игроки уже в отпуске?
— Сейчас такой регламент, что игроки с заканчивающимися контрактами после последнего матча могут быть свободны. Оставшиеся хоккеисты вряд ли до 30 апреля будут тренироваться, но до конца марта точно будут в форме. 

— Вы поставили «Северстали» за сезон пять, а себе лично какую оценку?
— Не пять точно! Где-то я неправильно тактику выбирал, просчёты у меня были. Мне ещё расти и расти. Может быть, когда-нибудь пятёрки и у меня появятся.

— Этот сезон был самым сложным в вашей тренерской карьере? 
— Думаю, да. Я благодарен руководству, что они доверили мне команду и в этом сезоне. В какой-то степени, надеюсь, оправдал доверие. Сезон психологически тяжело дался.

— Сколько раз в сезоне были близки к отставке, сами хотели уйти? 
— По итогам прошлого сезона у нас с руководителями был уговор, что если к определённому сроку команда не выполняет задачу, то мы жмём друг другу руки и расстаёмся на хорошей ноте. К назначенным срокам всё было неплохо, и сезон я доработал.

— По окончании серии со СКА вы сказали, что хотели бы продолжить работу в клубе. Был ли разговор с руководством?
— По окончании серии был короткий разговор о том, что мы делаем дальше: объявили ребятам, что все свободны до 19 марта. Конкретики никакой не было. Думаю, соберёмся в начале следующей недели, и будет видно.

— По ходу сезона разговор о продлении вашего контракта не поднимался?
— «Барыс» был на втором месте, а в итоге даже в плей-офф не попал. Мы тоже какое-то время шли на пятом месте, а потом на 11-м. Я не любитель поспешных решений. Появился результат и сразу бежать к руководству — это не про меня. Лучше сделать своё дело, а потом уже пусть твою работу оценят.

— Вам не страшно соглашаться на продление контракта? Ведь в следующем сезоне от «Северстали» будут вновь ждать выхода в плей-офф. А ведь состав команды может существенно обновиться… 
— Если бояться, то зачем вообще начинать работать? Каждый сезон — это определённый вызов. Никакого страха у меня нет, даже наоборот больше уверенности становится.

Фото: Александр Коркка, photo.khl.ru

«Был уверен в Вишневском, а у Гераськина сердце бойца»

— «Северсталь» готова к уходу лучшего бомбардира Дмитрия Кагарлицкого?
— Надо сначала узнать у Дмитрия, хочет ли он уходить. Если такие мысли у него появятся, то я пойму. Димка — молодец, настоящий капитан и лидер команды. Он икона череповецкого хоккея. Я лично никак не смогу удержать его в «Северстали», где-то могут и финансовые предложения повлиять от других клубов. Череповцу, конечно, нужно прилагать силы, чтобы сохранить такого игрока. Но если нет, то будем искать других хоккеистов.

— У Кагарлицкого четыре гола в четырёх матчах со СКА. Раскройте секрет, как вы его готовили к плей-офф?
— Я не один работаю, со мной большой тренерский штаб. Когда нужно, дадим игрокам отдохнуть, к тому же ребята сами хорошо знают свой организм. Так что никаких секретов тут нет. Может, олимпийская пауза повлияла, во время которой мы плодотворно поработали. Не только Дима, но и все остальные хоккеисты были в отличной физической форме.

— То есть олимпийская пауза всё-таки пошла на пользу «Северстали»?
— Да, для нашей команды перерыв сыграл в плюс. График до этого был очень плотным, плюс команда у нас возрастная, у многих микротравмы были. Нужно было подлечиться, отдохнуть, эмоционально расслабиться.

— Виталий Вишневский закончил регулярный сезон с лучшим показателем полезности в команде «+5». Признайтесь, рассчитывали вы на такое выступление 37-летнего защитника летом, учитывая, что он несколько сезонов пропустил? 
— Почему-то был уверен в Виталии. Я знал, в какой физической форме он себя держал. 37 лет для защитника — не приговор. Я закончил играть в хоккей в 37-38 лет. Да, Вишневский пропустил какое-то время, но он продолжал тренироваться и кататься. В этом сезоне он выполнил то, что мы от него требовали. Виталий — очень ответственный человек и в плане игровой дисциплины, и по жизни. Я сказал ему, что не требую от него голов, передач, а хотел бы видеть надёжную игру в обороне, силовую борьбу. Вишневский со своей ролью справился.

— Пошли слухи, что Виталий Вишневский может завершить карьеру. Как вы считаете, не рано ли? 
— По предварительным разговорам, он не будет продолжать карьеру в «Северстали». Мы с ним говорили, он сказал, что хочет заниматься в Америке детским хоккеем.

— Игорь Гераськин удивил в этом сезоне. Как хоккеист с ростом 164 см может играть против двухметровых защитников?
— (Смеётся.) Он крепкий парень для своих лет плюс очень работоспособный. У Игоря хорошая хоккейная грамотность, и у него сердце бойца. Гераськин не боится идти на двухметровых защитников, лезть с ними в силовую борьбу. Может, при нашем гренадёрском хоккее ему и полегче, сложно такого маленького на площадке поймать.

— Вы просили журналистов не спрашивать о Гераськине, иначе ему сорвёт крышу. Есть предпосылки к этому?
— Бывают же такие молодые люди, которые звезду ловят при большом внимании прессы. Игорь, правда, не такой. Я просто решил немного предостеречь его от этого. Мне с ним хватало парой слов перекинуться, и он сразу всё понимал.

— Вы как-то сказали, что Монс – самый загадочный для вас хоккеист команды, а во время серии со СКА заявили, что Евгений не выполняет того, что от него требуют. У него не получилось в этом сезоне из-за собственного нежелания и лени?
— Я не буду говорить о нежелании, лени. Просто есть тренерские установки, игровые задания. Они должны выполняться. Женя — хороший парень, который любит играть в хоккей, он может забивать. Но сейчас в одиночку не обыграешь никого, ты должен играть в командный хоккей. В этом году у нас была более менее длинная скамейка запасных, поэтому играли ребята, которые выполняли мои требования.

Считаю, что Жене нужно подумать. В прошлом году он играл в первом звене, а сейчас опустился до хоккеиста не основного состава… Возможно, и ко мне будут вопросы. Скажут, что шанса я не давал. Но как не давал? 30 игр — это разве не шанс? Это чуть больше половины регулярного чемпионата! Но и тут скажут, что выпускал я Монса только в четвёртом звене, мало игрового времени давал. Ну, так, чтобы играть в первом, надо доказать, что ты лучший. Может быть, ему нужно просто поменять команду, встряхнуться таким образом.

Фото: Александр Коркка, photo.khl.ru

«Я бы не стал брать видеопросмотр, если бы не увидел офсайд у СКА»

— Сейчас, когда сезон для «Северстали» окончен, можете сказать, что истерия по поводу возможного исключения череповецкого клуба из КХЛ даже пошла на пользу? 
— Мы с руководством сели и сказали ребятам: «Давайте будем делать своё дело, не обращать внимание на слухи». Конечно, под ложечкой это сидело, поскрёбывало, но пытались идти до конца, как бы ни случилось. Может быть, сотворили маленькое чудо. Думаю, «Северсталь» теперь лигу не покинет.

— Спасителем хоккея в Череповце не считаете себя?
— У нас командный вид спорт, мы единый коллектив, который работал ради этого. Просто смотрят в первую очередь на хоккеистов и тренеров, но и административный корпус, и руководство, и пресс-служба делало всё, чтобы попасть в плей-офф и остаться в КХЛ. В Череповце очень душевные болельщики, лишать их хоккея неправильно.

— Но согласитесь, что напряжение из-за этого в клубе всё-таки было огромным.
— Напряжение спало, когда мы стали собирать полный дворец в Череповце. Болельщика ведь не обнимаешь. Люди шли на наши матчи, значит верили в команду. Думаю, мы доказали, что готовы биться.

— Как часто в этом сезоне вы были не довольны судейством? 
— Я вот так уже один раз наговорил… Конечно, у каждого тренера возникают вопросы к судейству. Сейчас уже голова остыла, арбитры — тоже люди, которые могут ошибаться. Просто ошибки ошибкам рознь.

— Вы сразу увидели, что гол в овертайме третьего матча СКА забил из офсайда? 
— Я бы не стал брать видеопросмотр, если бы увидел офсайд только потом на записи.

— Вокруг вашей серии было больше всего критики судейства. Вы как к этому относились?
— Да на нас-то не давило. Мы просто выходили и бились. Основную задачу, поставленную руководством, команда выполнила. Сбросили этот груз и хотели дальше повоевать, продлить Череповцу хоккей.

— Остался осадок, что не удалось хотя бы один матч со СКА взять?
— Конечно, хотелось зацепить хоть одну игру, а может даже не одну. Проиграли серию 0-4, вроде бы зачем было лезть в плей-офф и всухую проигрывать. Но что теперь говорить, СКА уже к другому сопернику готовится.

— Вы уже упомянули тот случай на пресс-конференции в Уфе. Часть штрафа в 300 тысяч за высказывания в Уфе оплатили игроки. Насколько были тронуты таким жестом со стороны ваших хоккеистов? 
— Это был поступок настоящих мужиков. Я ещё больше к каждому проникся уважением. Для меня это было очень важно. Неоценимо для тренера, что команда всегда с тобой.

«Кагарлицкий осваивает вторую профессию»

— Расскажите, с чего вы вообще пообещали побриться налысо, если «Северсталь» выйдет в плей-офф? Кто вам предложил такой спор? 
— На предсезонной встрече с болельщиками задали вопрос: «Андрей Разин вот розовый пиджак надел, а что вы сделаете?». Я к одежде ровно отношусь, так что сказал, что налысо побреюсь.

— Признайтесь, Дмитрий Кагарлицкий — хороший парикмахер? 
— Как он сказал: «Осваивает вторую профессию» (смеётся). Вроде без косяков постриг.

— Как семья восприняла смену образа?
— Это же волосы — отрастут через месяц. Когда был молодым, у меня всегда такая причёска была, так что ничего нового для меня нет. Если бы у меня были волосы, как у какого-нибудь актёра, то, может, жалко было бы, а так… Ну, голова немного мёрзнет теперь.

— Готовы и в будущем в такие авантюры вписываться или уже хватит?
— Да я ради результата в любые авантюры могу вписаться.

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»