Купить билет Личный кабинет

Сегодня матчем против Словакии сборная России стартует на хоккейном олимпийском турнире. Обозреватель "СЭ" вспоминает последний финал нашей команды в Нагано, рассуждает об Олеге Знарке и рассказывает о своей главной профессиональной мечте.

Расписание олимпийского хоккейного турнира - здесь

22 февраля 1998 года. Нагано. Чехия - Россия - 1:0. Доминик ГАШЕК останавливает Андрея КОВАЛЕНКО. Фото REUTERS
22 февраля 1998 года. Нагано. Чехия - Россия - 1:0. Доминик ГАШЕК останавливает Андрея КОВАЛЕНКО. Фото REUTERS
 

Игорь РАБИНЕР
из Пхенчхана

В РАБСТВЕ У ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Есть у меня добрая традиция – каждый четвертый день рождения отмечать на зимней Олимпиаде. Этот материал, предваряющий старт хоккейного турнира, пишу в день своего 45-летия. А 25-летие в 1998-м отмечал территориально очень близко отсюда – на первых для себя Играх, в Нагано. И провозгласил тогда тост, что главная моя профессиональная мечта, – когда-нибудь написать репортаж с победного финала олимпийского хоккейного турнира.

Сложно было представить, что ближе всего к ее осуществлению я подойду там же, в Японии. Полдюжины именитейших отказников – от Фетисова до Могильного, от Хабибулина до Зубова. Тяжелое послевкусие после Кубка мира-96, отношение значительной части российского населения к энхаэловцам как к "зажравшимся миллионерам" – все было опровергнуто враз. Более сплоченной команды, чем в тот раз, я не видел никогда и ни в одном виде спорта.

И отнюдь не фигурой речи, а абсолютной правдой были слова на общекомандной пресс-конференции ее капитана Павла Буре, которого канадские журналисты спросили о двух парах братьев в сборной России – Буре и Мироновых. Русская Ракета, как он потом мне признался, выдал чистую импровизацию: "У меня в команде не один брат, а 22". Сейчас, кстати, предстартовых "прессух" сборных в главном пресс-центре вообще нет, и это тоже кое-что говорит о статусе и ажиотаже вокруг нынешнего турнира.

В полуфинале Нагано Буре забьет невероятные пять шайб финнам, и "СЭ" выйдет с шапкой, от которой прослезится вся страна: "Сколько детей в России вчера получили имя Павел!" Она, страна, жила и дышала той командой, обожала ее, почувствовав ее "настоящесть". И до золота не хватило совсем чуть-чуть: защитник чехов Свобода забьет в третьем периоде с двумя рикошетами. Хотя наш вратарь Шталенков, прыгнув выше головы, сыграет не хуже Доминатора, великого Гашека...

С тех пор мы не то, что не выходили в финал Олимпиады, а шли строго по нисходящей: бронза Солт-Лейк-Сити, четвертое место Турина, четвертьфинал с живой сборной, но одним вчистую проваленным матчем в Ванкувере, четвертьфинал с командой-мумией в Сочи. Глубина состава у России становилась все меньше, ее тренеры отставали в богатстве идей и гибкости коммуникации с командой все больше. Казалось, шанс выиграть Олимпиаду нам представится еще очень нескоро. Хотя Кубок мира-2016 намекнул на приход нового поколения звезд, и выход в полуфинал в Торонто с ничьей после двух периодов против королей современного хоккея канадцев показал, что не все так безнадежно.

Но эти Игры – совсем другие, на них все не так, как обычно. Решение НХЛ не ехать в Корею дало всем соперникам североамериканских сборных, и в первую очередь России, сумасшедший шанс. И не зря Олег Знарок публично признает, что даже второго места ему не простят. Не припомню, чтобы кто-то из наших главных тренеров в последние десятилетия произносил такие слова. И они мне нравятся – тем, что человек не собирается прятаться от ответственности.

А как иначе, если в нашем составе есть член списка 100 лучших хоккеистов НХЛ за всю историю (!) Дацюк, один из 100 лучших снайперов всех времен НХЛ Ковальчук, двукратный обладатель Кубка Стэнли Войнов, собственно, единственный на турнире энхаэловец образца этого сезона Шипачев, который уехал не из-за недостатка мастерства, а потому что попал не в свою команду и не оказался в состоянии это перетерпеть. Хотя лично мне не менее, а где-то и более важными фигурами для этой сборной видятся ГусевКапризовКошечкинГавриков...

По составу есть мини-вопросы, но в целом он для такого уровня – что надо. Главное тут – не загнать саму команду в тюрьму этой самой безумной ответственности, не сделать хоккеистов ее рабами. Это на сто процентов не удалось четыре года назад в Сочи Зинэтуле Билялетдинову, и сейчас мы слышим от Ильи Ковальчука, когда его спрашивают о сравнении двух Игр: "Возможно, тут давления немного меньше, потому что теперь Олимпиада проходит не у нас".

Глава скаутской службы Алексей ЖАМНОВ (слева) и вице-президент ФХР Роман РОТЕНБЕРГ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Глава скаутской службы Алексей ЖАМНОВ (слева) и вице-президент ФХР Роман РОТЕНБЕРГ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
 

РОТЕНБЕРГ ТОЖЕ СТАЛ СОСЕДОМ ПО КОММУНАЛКЕ

Но дело не только в этом (давление, по известным вам грустным причинам, все равно огромно). А в том, что, как мне видится, сейчас гораздо ниже внутреннее давление. В Сочи игроки весь турнир выглядели, говорили, а главное, играли как роботы. Здесь это живые люди, что видно и по тренировкам, и по общению.

Вот нюанс. Коллега, представляющий одно из информационных агентств, 12 февраля написал, что Вадим Шипачев, узнав, что хоккеисты будут жить в квартирах по 4-5 человек, якобы потребовал у руководства, чтобы ему предоставили личный номер. Форвард СКА, прочитав это, мягко говоря, очень удивлен, потому что такая ситуация в принципе была невозможна.

Если даже Знарок, глава скаутской службы Алексей Жамнов и вице-президент ФХР Роман Ротенбергживут в одной квартире, о том, чтобы такие условия предоставлялись кому-то из игроков, не могло быть и речи, о чем те прекрасно знали заранее. Олимпийскую деревню российские представители ездили смотреть еще в прошлом марте, на стадии строительства, и все знали, как она будет устроена. Поэтому, кстати, и забронировали квартиры с 4-го по 8-й этажи, будучи в курсе, что лифт на 25-этажную высотку – всего один...

И это вот коллективное проживание – оно ведь на таких турнирах только к лучшему. Люди из одной команды должны как можно больше времени находиться вместе и общаться. Разговоры и шутки сводят на нет дурное настроение, не дают игрокам уходить в себя, как теперь принято говорить, загоняться. Между прочим, в Нагано команда жила в намного более спартанских условиях: ввосьмером, разбившись в рамках одного номера на четыре комнаты по двое. Тут-то хоть спальня у каждого своя, а там те же самые перегородки были фанерными, символическими. И это для людей, которые в НХЛ (тогда оттуда был весь состав) привыкли останавливаться только в пятизвездных отелях!

Но в том-то и дело, что игроки ловили кайф от такого общения. И за счет него (понятно, и за счет тонкой работы тренерского штаба во главе с Владимиром Юрзиновым) – сплачивались. А в том же Сочи не только все жили в собственных номерах, так дошло еще и до того, что чуть не к каждому игроку был прикреплен отдельный транспорт! И это был отнюдь не велосипед, на которых гоняли по олимпийской деревне те же канадцы.

И что, помогли им царские хоромы? Ничуть. Потому что замыкали их в себе и своих мыслях. И за счет вынужденного одиночества все это "надо!", "надо!", "надо!" утраивалось в своей тяжести. И раздавило их. Не сомневаюсь, что психология сыграла в случившемся никак не менее важную роль, чем то, что Билялетдинов не угадал с вратарем, оставив в запасе Бобровского. Причем знаю, что почти весь штаб, кроме главного тренера и Валерия Белоусова, был за Боба...

Знарку важно понять, что команду на таких турнирах ни в коем случае нельзя держать на коротком поводке, как, например, делал Фабио Капелло в футбольной сборной России на ЧМ-2014. Недаром Ковальчук отвечает на вопрос о необходимости затворничества: "Наоборот, надо выходить в город! Не надо сильно голову забивать до игры, лучше переключиться. Можно прогуляться, посидеть в кафешках". Маршировка строем и постоянное напоминание о долге перед родиной могут иметь только обратный эффект. Но уверен, что чутье в этом смысле Знарка не подведет. С хоккеистами он разговаривает на одном языке.

Главный тренер сборной России Олег ЗНАРОК. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Главный тренер сборной России Олег ЗНАРОК. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
 

ЧАС X ДЛЯ ЗНАРКА

Главного тренера многие журналисты не любят. Он с прессой резок, не любит пространных объяснений, на иной вопрос может огрызнуться чем-то вроде: "Вы из избушки хоккей смотрели?" И если исходить из того, что тренер сборной не только выполняет утилитарную задачу выиграть тот или иной турнир, но и должен играть роль просветителя, пропагандиста хоккея в стране, то критика в его адрес по этой части справедлива.

Но! Людям нашей профессии нередко свойственно обобщать и упрощать: мол, если кто-то к нам относится неодобрительно и держит в ежовых рукавицах, значит, и вообще все в команде плохо, и ничего она не выиграет.

Мир знает десятки опровержений этой теории. Взять того же Валерия Лобановского, которого только коллега Голышак мог раскрутить на интервью во время Кубка Содружества лукавым приемом – звонком из газеты "Правда" со стальным