Купить билет Личный кабинет

31-летний форвард Виктор Александров проводит лучший сезон в карьере. За три сезона он стал лидером атак «Адмирала», его символом и правдорубом. О нелёгкой хоккейной судьбе, удивительных тренерах и текущем моменте в жизни клуба Виктор откровенно рассказал в интервью пресс-службе «Адмирала».  

НЕДОВОЛЬСТВО СОПЕРНИКОВ МЕНЯ ТОЛЬКО РАДУЕТ

– Виктор, прежде всего всех болельщиков волнует, как здоровье, как надолго ты выбыл из строя?

– Будем стараться вернуться к поединку с «Сочи», если не получится, то уже после перерыва точно.

– Никто толком не понял, когда случилась травма.

– Это было во второй игре с «Куньлунем», в концовке второго периода. В той же смене, когда мы забивали гол. Стоял в метре от борта, соперник подъехал, толкнул в спину, я ударился грудью о борт. Не самая приятная травма, должен сказать.

– Может быть, это была месть со стороны противников за победный жест, который так понравился нашим болельщикам?

– Возможно. Они еще после первой игры были не очень довольны этим жестом (смеется). Играли жестко, но они против всех так играют. Пытались меня клюшкой, ткнуть лишний раз. Меня такие вещи только радуют. Когда соперник делает на тебе дополнительный акцент, значит, ты ему чем-то не нравишься, нервируешь. Это плюс для нашей команды, плюс для меня, значит, я чем-то запоминаюсь, чем-то раздражаю противника.

– Что за жест, как родилась идея его показать?

– Есть один турок. У него мясные рестораны, в Инстаграме есть много видео, где он жарит мясные стейки и так солит мясо, через локоть, чтобы соль падала по руке на локоть и потом уже на мясо попадала. Уже много кто показывал этот жест. В НБА, в американском футболе игроки часто это делают. Довольно популярный жест. Я люблю готовить, люблю жарить мясо, стейки, мне это близко. Летом Жене Артюхину, который тоже любитель жарить шашлыки, мясо, сказал, что если забью гол и будет возможность, то обязательно покажу этот жест. Во время игры, когда забиваешь, не до таких жестов, там эмоций намного больше, чем на буллитах. А во время штрафных бросков голова соображает лучше, вот и вспомнил свое обещание.

БУЛЛИТ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ ПЕНАЛЬТИ

– Мы в этом сезоне удачней исполняем послематчевые броски. Повлиял переход с трех буллитов на пять?

– Не думаю, что это повлияло. Буллиты – это лотерея. Сейчас очень тяжело забивать, вратари большие, амуниция стала больше. Сами голкиперы делают большой акцент на штрафные броски, на игру на выходах. Стало тяжелей забивать. Опять же, в том году нам где-то не везло, а в этом везет.

– А что сложней: пенальти в футболе или буллит в хоккее?

– Конечно, буллит. Во время пенальти вероятность гола намного выше, в хоккее больше шансов не забить, чем забить.

– Тяжело смотреть со стороны за играми?

– Сложно. Хочется играть, сейчас игра пошла, взаимопонимание с партнерами, чего у меня давно не было. Когда идет игра, когда забиваешь, команда выигрывает, в такие моменты большое желание находиться на льду. Смотреть на это все с трибуны или от борта – не самое радостное занятие, а если еще команда проигрывает, а ты понимаешь, что где-то, может быть, и твоего гола не хватило, твоей игры. Думаешь в такие моменты, что отдай передачу или забрось шайбу, то исход мог быть другим.

– Чем вообще занимаются игроки, которые не принимают участия в матче, травмированные ребята?

– Запасные тренируются, кто не попадает в состав, утром обычно лед и зал, а вечером велосипед. Тренируются, готовятся к следующим играм, ждут шанса, чтобы попасть в состав. Травмированные, если есть возможность заниматься – тренируются, потом процедуры у врачей. Если тренироваться нельзя, то занимаешься с докторами, чтобы быстрей восстановиться.

– Со стороны лучше видно ошибки и недочеты?

– Конечно, со стороны всегда видней, но, со стороны это выглядит по-другому. Когда смотришь с трибуны, то тебе кажется, что в этом моменте надо было сыграть вот так, но это все обманчиво. В самой игре ты видишь все по-другому, не так, как со стороны. Находясь в игре, 80 процентов того, что видно сверху, ты не видишь, потому что смотришь на шайбу, на партнеров. Я не люблю судить со стороны.

В ПЕРВОМ СЕЗОНЕ НЕ ИГРАЛ ПОЛОВИНУ МАТЧЕЙ ИЗ-ЗА ПАСПОРТА

– Текущий чемпионат у тебя один лучших за последние годы. После 22 игр в твоем активе столько же очков, сколько было за весь прошлый сезон. В чем секрет?

– Нет никаких секретов. В первом сезоне я не играл половину чемпионата из-за паспорта, из-за легионерства, пропустил 20 игр, около трех месяцев. Тяжело входить в сезон, когда столько не играл, поэтому первый год получился скомканным. Доверия опять же особого не было, я пропустил до этого два сезона, не играл, тренерский штаб особо не доверял. Они не знали, насколько меня хватит по физическим кондициям.

За две недели до сборов перед вторым сезоном в «Адмирале» мне вырезали аппендицит. Получилось, что началась предсезонка, а я толком не могу ничего делать. Полтора месяца без нагрузок, физику пришлось набирать уже по ходу сезона. Две играешь, одну пропускаешь. У нас были звенья, которые не менялись, которые постоянно играли вместе. Я хоккеист, который очень сильно зависит от партнеров. Мне нужно, чтобы в звене была химия, чтобы не думать, где там партнер, а просто знать. Если я поехал в угол, то знаю, что один партнер будет открываться за воротами, второй за спиной у меня и, главное, чтобы это все было быстро. В этом сезоне так получилось, что нас поставили с Вовкой Ткачевым, Саюстов был травмирован, с нами выходил Вадик Краснослободцев, после выздоровления Димы он начал выходить с нами. У нас началось получаться, мы похожие игроки, все трое любим играть в умный, техничный хоккей, стало полегче в этом плане. Появились моменты, доверие. Опять же, в том году я играл по 11 минут, в этом по 18-20. Шансов забить или отдать голевую передачу стало значительно больше. Вот так все сложилось в этом сезоне, дай бог, чтобы и дальше все шло нормально.

– При этом вам с Вовой без разницы кто у вас играет в центре – Дима или Вадик, очки набираете стабильно. Не зависите от центра?

– Зависим. И Дима, и Вадим техничные, умные хоккеисты, оба могут и отдать, и открыться. Они понимают нас, мы понимаем их. Оба подходят под наш с Володей стиль, поэтому нам и легко играть и с тем и с другим. Понятно, что Вадику тяжеловато играть в центре – он крайний, получается, что мы играли в три крайних. Да, забивали за игру три-четыре, но и пропускали две-три, а с Димой по-другому. Он на своем месте, ему все удобно, хотя после операции ему тяжеловато, но он забивает в каждой игре, отдает, очень много помогает команде.

ТКАЧЁВ СПОСОБЕН ВЫРАСТИ В НОВОГО МОЗЯКИНА

– Вова Ткачёв способен вырасти в звезду уровня Мозякина?

– Да, конечно способен. Он очень талантливый игрок. Карьера только начинается. В том сезоне он доказал, что может играть очень прилично. Все карты у него сейчас на руках. Главное – не растерять все это. Ценить эту возможность, ценить доверие тренерского штаба и руководства, стараться, работать еще больше, набирать мышечную массу, меньше играть в компьютер (смеется), больше находится в зале, и он вырастет в очень сильного игрока. Как говорил мой отец: «Из любого игрока, даже если нет супер данных, бог не дал хороших рук или еще что-то, можно вырастить хорошего игрока, если есть старание. А если есть суперданные, то он может вырасти в суперзвезду». Так что все зависит от Вовы, что он хочет – быть супер звездой либо хорошим игроком.

– Кого из партнёров по тройке за карьеру особенно вспоминаешь: с кем больше всего забивал и отдавал?  

–  Отметил бы Федора Полещука, Валеру Хлебникова, Егора Михайлова, Илью Крикунова, Григория Шафигулина, Макса Спиридонова. Это из тех ребят, с кем я играл, с которыми мы по духу близкие, дружили. Ну и конечно Фис с Лугой.

– Созваниваетесь? Как у них дела?

– Миша травмирован сейчас. Вроде все нормально, но, по его мнению, хотелось бы лучше, больше очков набирать. Думаю, потерпит немного и все наладится. С Димой буквально недавно разговаривал. У них тоже произошла смена тренера, сейчас ему заново с чистого листа надо доказывать. Он парень трудолюбивый, много работает, так что не должно быть проблем.

В ХОККЕЕ ОЧЕНЬ МНОГО ПОДВОДНЫХ НЮАНСОВ

– В этом сезоне у тебя юбилей за юбилеем. За статистикой следишь?

– Слежу за статистикой. А юбилеи такие… Для моего возраста, учитывая сколько я поиграл, не такие уж и большие цифры. Тут смотришь, люди уже по 900 игр провели, а это в два раза больше, чем у меня. Спокойно отношусь к своим юбилеям.

Многие скептически отнеслись к твоему возвращению в хоккей и, в частности, в «Адмирал».

– Я не старался никому ничего доказывать. В первую очередь хотел доказать себе. Я понимал, что я не играл не из-за того, что я какой-то слабый игрок или плохо тренировался. В хоккее сейчас очень много подводных нюансов, где не всегда все зависит от тебя. Я просто хотел играть, я знал, что могу играть хорошо. Хотел играть, чтобы мама моя еще посмотрела на меня, чтобы жена с детьми увидели, как я играю. Было огромное желание поиграть: когда дочка подрастет, будет понимать, что папа хоккеист, а не только на словах все это было. Сейчас ей пять лет, уже понимает, когда папа гол забил, пас отдал. Постоянно по телефону спрашивает: ты гол забил, а когда я отвечаю, что сегодня была только тренировка, следует фраза, что на тренировках тоже надо забивать. Соглашаюсь, она права (улыбается). Еще маленькая совсем у нас сейчас растет.

– Мама как отнеслась к такой далекой командировке?

– Маме без разницы, где я играю, лишь бы играл, потому что она всю жизнь в хоккее. Для нее было очень больно, когда я не играл два сезона. Она смотрела на меня, видела, как я мучаюсь без команды, без игры и очень сильно переживала. Так что где-бы я не играл, лишь бы играл, чтобы за меня не переживать, чтобы понимала, что я рад, что занимаюсь любимым делом – хоккеем.

В «АДМИРАЛЕ» НА ВСЕ СЛОЖНОСТИ ГЛАЗА ЗАКРЫВАЮ

– «Адмирал» - всего второй клуб после «Кузни», где ты провел больше 100 матчей. Хорошо в Приморье?

– Да. Мне здесь очень все нравится. Могу сказать, и это будет честно, что перелеты, разница во времени, расстояния – это все ерунда, когда к тебе есть доверие руководства, тренерского штаба, когда команда хорошая. На все сложности глаза закрываются. Я играл во многих командах. Можно играть рядом с Москвой, но будет доходить до того, что ты будешь стараться на тренировки не приходить, чтобы не видеть кого-то из руководства или тренерского штаба. Бывает такое, что приходишь, а на тебя косятся, смотрят непонятно, шушукаются. У нас в «Адмирале» очень хорошая атмосфера, очень дружная. Это касается, как игроков, так и тренеров с руководством. У нас всё на позитиве, без всяких подводных грязных течений. Всё спокойно: хорошая, рабочая, хоккейная обстановка. Я уже столько наездился, столько насмотрелся всего. С удовольствием остался бы здесь еще и продолжил выступать за «Адмирал», даже если бы были какие-то хорошие варианты в Москве или еще где-то.

– А как относишься к тому, что после двух матчей в Шанхае тебя стали называть Стариком Хоттабычем?

– Нормально отношусь. Так точно нигде не называли, да я особо с такой бородой и не играл нигде (смеется).

– Знаем, что периодически бороду ты сбриваешь. От состояния души зависит?

– Бороду нужно брить, чтобы она становилась гуще. Я брею всегда машинкой. А сейчас уже отросла, большая стала, жалко сбривать, плюс пока игра идет – нет смысла что-то менять.

– Можно замахнуться на НХЛовских бородачей.

– (смеется) Можно, но у меня она не такая густая. Посмотрим, что получится, до конца сезона брить не буду.

ПОСЛЕ ПЕРВОЙ ВЫЕЗДНОЙ СЕРИИ ПОЯВИЛАСЬ БОЯЗНЬ ПРОИГРАТЬ

– Почему все-таки в этом сезоне у нас не получается стабильно набирать очки, ведь игра то есть. По сути, провалили лишь две встречи на выезде с Сочи и дома с «Ладой».

– Причин много, но основная… В первой длинной поездке, когда мы играли с хорошими командами, потеряли много очков, а потом появилась боязнь. Боязнь проиграть, потерять очки, давление началось из-за нехватки очков. Когда пропускали на последних минутах, секундах в голове у всей команды была одна мысль: не пропустить, не пропустить! А, когда ты о чем-то постоянно думаешь, это постоянно происходит. Так что причина больше в психологии. У нас же особо ничего не поменялось, мы два года играли, два года выигрывали, набирали очки. Где-то голов не хватало.

Опять же, если вспомнить, то в каждом сезоне у нас были явные лидеры. В первом это Макаров, Кузнецов, Подшендялов: можно сказать, они вытаскивали игры, много забивали. В предыдущем – Сабо с Ткачевым вывозили. Сколько они забили в большинстве? За счет этого мы выиграли 60-70 процентов игр. В этом сезоне получилось так, что вначале игра не пошла у Роберта и Вовы, никто не подхватил это знамя. Этого нам и не хватало в начале сезона. Мы очень долго никак не могли забить в большинстве, а этот компонент сейчас очень сильно решает исход матчей. Все это накопилось, нам не хватало голов, очень мало забивали.

Все рассчитывали, что сейчас выйдут Вова и Сабо и забьют, а у них не пошло вначале. Много очков потеряли на старте. Сейчас уже все поняли, что у нас все звенья равны, каждое может и должно решать исход игр, а не надеяться на какое-то одно сочетание. Все должны забивать, а не кто-то один. Всем это по силам. Будем работать, стараться. Вроде бы неплохо сыграли в поездке, привезли четыре победы, но пошли травмы. Я травмировался, Вова, Самвел, еще есть у некоторых ребят повреждения.

– Усталость накопилась ближе к паузе?

– Да, усталость накапливается, перелеты, игры через день. Мы львиную часть матчей сыграли на выезде. Когда есть усталость, утомленность, немного теряется концентрация, ты не такой собранный, а в хоккее нет мелочей. Где-то подтолкнули в борт, где-то упал, вот это все и приводит к травмам. Так что надо взять очки в двух играх, а затем отдохнуть в паузе, восстановиться, набрать физику на следующую часть чемпионата.

СТИЛЛМАН ПЫТАЕТСЯ РАСКРЫТЬ КАЖДОГО ИГРОКА

– Что-то поменялось после смены тренера?

– Не сказал бы, что многое поменялось. Конечно, новый тренер, у него свое видение. Тактика особо не поменялась, как играли, так и играем. Немного в психологии. Фредрик больше контактирует с ребятами, пытается раскрыть каждого игрока, чтобы каждый хоккеист ценил себя, знал свои сильные качества, знал, чем он должен помогать команде, что он должен делать в том или другом моменте.

– Ты поработал со многими тренерами: есть похожие или каждый уникален по-своему?

– Они все разные. Понятно, что есть что-то и общее в плане тактике. Хоккей сейчас в принципе у всех похожий. А в плане общения, раздевалки, тренировок, все чуть отличаются.

– Кто из тренеров больше всего тебе дал уже на взрослом уровне?

– Соловьев Николай Дмитриевич, под его руководством я работал больше всего. Начинал в суперлиге у него. Думаю, Николай Дмитриевич больше всего мне дал. Плюс мне нравилось работать, и мне он был очень близок по духу, с Сергеем Алексеевичем Николаевым в «Кузне». Конечно, еще Борис Петрович Михайлов. Это те специалисты, под руководством которых я играл, получал удовольствие от хоккея. Они из старого поколения. В хоккей меня привел отец, я вырос хоккейной семье, это такой олд скул. Мне они были близки, с точки зрения восприятия и видения хоккея. В меня все это вливалось с детства, потому что у отца было такое же видение хоккея, как и у них. Мне удобно и комфортно было с ними работать, как в раздевалке, так и на льду, везде.

ХОККЕИСТ ДОЛЖЕН НА ДИСКОТЕКЕ ТАНЦЕВАТЬ ЛУЧШЕ ВСЕХ

– Про Николаева легенды ходят. Нынешняя молодежь, скорее всего, вообще не представляет кто это и какие он использовал методы.

– Согласен. Мало осталось игроков знает. Он был уникальным человеком, царство ему небесное. Я насмеялся за те полгода, что с ним работал, больше, чем за всю жизнь. Он был жестким, но в то же время с юмором, с хорошим юмором. Вот он старой закалки, старой школы. Часто вспоминаю его классические фразы. Вот, например: «Дайте мне команду, и пускай идут все на дискотеку, а я приду, посмотрю кто, как танцует, и скажу кто деревянный, а кто нормальный. Хоккеист должен играть в футбол, баскетбол, волейбол, во все игровые виды спорта, а еще на дискотеке должен танцевать лучше всех, если он реально хороший хоккеист. Кто техничный и в порядке, они и танцуют нормально» (смеется).

– А Ткачёв танцует?

– (смеется) Я не знаю, мы не ходим никуда, нет времени. Сейчас будет перерыв, посмотрим – танцует он или нет. В компьютер он играет: новое поколение, у них немного другие интересы. Раньше у нас интересы были посидеть с командой, пообщаться, в ресторан сходить, в кино. Раньше больше общались, может быть, времени было больше. Когда я в «Кузне» играл, мы постоянно собирались, по пять-шесть человек, жили все рядом, по вечерам даже этот «Дом-2» вместе смотрели, потому что больше было нечем заняться, все общались друг с другом. Сейчас не так, игры через день, больше времени стараешься дома провести, восстановиться.

ЯГР РЕАЛЬНО КАЙФУЕТ ОТ ВСЕГО

– В 2004 году ты был задрафтован «Сент-Луисом» в третьем раунде, однако за океан ни разу, даже в низшие лиги, не ездил. Почему?

– Когда меня задрафтовали, я как раз подписал новый контракт с «Кузней» на хорошие, на тот момент, деньги. Опять же получилось так, что я потерял отца, старшего брата, мы остались с мамой вдвоем. Я понимал, что если ехать туда, то это только в низшие лиги, без денег. С моими физическими данными, а я тогда, как сейчас Вовка весил – 70 килограмм, мне, скорее всего, пришлось бы минимум года три провести в АХЛ и других минорных лигах, чтобы окрепнуть, а это долго. Плюс, думал, что если буду нормально играть на родине, то и потом заберут. Мысли были поехать, но я здесь играл, играл много, меня все устраивало. Первые три года они звали меня на кэмпы, но мне, если честно, на тот момент не интересно было ехать туда, в те лиги. Тем более я постоянно общался с Женей Артюхиным, который в этих лигах 6-7 лет доказывал, чтобы поехать в НХЛ. Намучился он прилично, летом после сезона много чего рассказывал.

– Есть еще желание в НХЛ попробовать себя? 31 год – еще молодой. Вон Зарипов в 36 лет всерьез собирается в НХЛ.

– Желание, конечно, есть, и оно всегда будет. Вон у Ягра в 45 лет есть желание играть в НХЛ, понятно, что и в мои 31 оно есть. Сейчас мысли не об этом. Нам нужно здесь со всем разобраться, необходимо выходить в плей-офф, об НХЛ рано думать.

– Ягр чем запомнился, вы же вместе играли в «Авангарде»?

– В любом возрасте нужно тренироваться, работать, стараться, жить хоккеем. Он реально кайфует от всего – раздевалок, коньков, игры, процесса. Мучает постоянно свои коньки, лезвия по сто раз меняет.

ВО ВЛАДИВОСТОКЕ ВЕЖЛИВЫЕ АВТОЛЮБИТЕЛИ

– Ты третий сезон в «Адмирале», можно ли сравнить эти три команды?

– Я бы не сказал, чтобы что-то кардинально поменялось. В принципе все три команды похожие: и по составу, и по коллективам. В каждый из трех сезонов у нас очень хороший коллектив: все дружные, все общаются. Всё похоже – тренера те же, атмосфера вся та же. Особо здесь нет никаких изменений. Считаю, что это плюс. Сейчас были бы у нас очки, никто ничего не говорил бы. Мы буквально три-четыре игры на последних минутах напропускали. Не пропусти этого, и вот недостающие 10-12 очков. Это те очки, которые реально были наши, и в таблице мы были бы в восьмерке, и никто ничего бы не говорил сейчас. Все было бы нормально, как и в предыдущие два сезона. Этих очков сейчас не хватает. Отсюда и весь негатив вокруг команды.

– Семья с тобой или в Москве?

– Семья в Москве. Дочка маленькая. Жене тяжело было бы здесь с двумя детьми. Старшая дочь пошла в садик, готовится к школе. Мама в Москве – всегда поможет. С двумя детьми, один из которых грудной, особенно с нашими поездками, супруге было бы очень непросто здесь. Решили, что они будут в Москве.

– Тяжело?

– Тяжело, но, а что делать. Всем тяжело. Понятно, что хочется свободное время проводить с семьей. Вот сейчас будут выходные, полечу домой, хотя бы два-три дня побуду с семьей. Когда мы играем в московском регионе – видимся, либо они приезжают в гостиницу, либо у меня получается выбираться. Повторюсь, сейчас всем тяжело, такая жизнь у нас. Выбирать не приходится.

– Ты перемещаешься на своем автомобиле по Владивостоку. Как впечатления от местного движения?

– Привык уже, третий год здесь на машине. Первое время было немного странно. Много праворуких машин, а на них все равно немного по-другому ездят, их тянет в сторону. Я опасался поначалу, но сейчас привык. Дороги здесь немного непонятные. Есть небольшой хаос, иногда Китай напоминает (смеется). Может быть четыре полосы, а потом они приходят в одну, и начинаются перестроения. Зато, отмечу, что здесь очень вежливые автолюбители, пропускают друг друга, уступают дорогу. В Москве вообще никто никого не пропускают: все едут, таранят друг друга, а потом стоят, ждут страховые. Здесь более уважительные водители.

– Болельщики узнают во Владивостоке?

– Не особо, вернее, я не знаю. Особо никуда не хожу: дом – автомобиль – дворец, ну еще автозаправка.

ВСЕ ХОТЯТ СЫГРАТЬ ДОМА ЛУЧШЕ, НО ПЕРЕГОРАЮТ

– Всех в этом сезоне волнует вопрос: почему мы дома так плохо играем? Лишь одна победа в основное время над ЦСКА? Люди жаждут расправы над кем-нибудь.

– Если честно, я не знаю, почему так происходит. Хотя на самом деле дома мы играем лучше. Да, не получается выиграть, но играем мы лучше, чем на выезде. Активней, агрессивней, эмоций больше, болельщики нас гонят вперед, поддерживают, мы это чувствуем. Опять же, мы никому не сыпемся, ни дома, ни в гостях. Очень много моментов у нас в каждой встрече. Не забиваем свое. Не сказал бы, что дома мы играем плохо, не используем свои моменты: где-то нервозность, ребята молодые, все хотят сыграть дома лучше, перегорают, не используют свои моменты.

– На фоне плохих домашних результатов многие болельщики отворачиваются от команды. Что бы сказал этим людям?

– Болельщики должны быть частью команды. У нас же если что-то не идет, у кого-то не получается, мы же не отворачиваемся друг от друга, от партнеров, не уходим. Мы также все переживаем, пропускаем через себя, но идем дальше друг с другом. Все понимают, что есть полоса черная, есть полоса белая, надо все пережить вместе. Это самое простое, что можно сделать – взять и отвернуться, сказать, что больше не хочу ходить на хоккей, мне неинтересно. А когда пройдет три-четыре игры, и команда начнет выигрывать, о, я снова буду ходить. Значит – это не болельщик, который сегодня отвернулся, завтра опять пришел. Настоящий болельщик будет с командой в любое время: и в хорошее, и в плохое.

Когда все хорошо, полный стадион, все кайфуют. А если игра не пошла, очков нет, то пришло половина стадиона,  не думаю, что нам это приносит позитив. Ты приезжаешь с поездки, очков нет, настроения нет, думаешь, дома при своих болельщиках наберем свои очки. А по итогу на игре полстадиона, и становится непонятно, дома ты играешь или на выезде. Думаю, что настоящие болельщики – все кто сейчас есть, кто  с нами, кто поддерживает нас в непростое время. Мы будем стараться для них и будем стараться вернуть тех, которые в нас не верят. Будем делать все, чтобы в нас поверили.  

ПЛЕЙ-ОФФ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ – МУРАШКИ ПО КОЖЕ

– Знаем, что внутри команды вы тоже сильно переживаете.

– Понятно, что ничего приятного нет. Конечно, все переживают. Тем более я за три года знаю, что такое полный стадион во Владивостоке, когда он болеет. Хочешь не хочешь, когда кажется, что уже нет сил, есть повреждения, но ты играешь. Когда приходит столько народу, когда так поддерживают, травмы заживают быстрее, а силы появляются из воздуха, и вот ты уже успеваешь добегать, добивать, забивать. Кто здесь играл, тот знает, что когда у нас полный стадион, то люди болеют по-другому. Когда в том сезоне мы приехали из Омска после первых двух матчей плей-офф и вышли на родную арену… Я не видел такого нигде и никогда. Это было просто что то нереальное во время тех домашних матчей – то, как они болели, кричали, поддерживали нас. Причем все это началось еще с ледовой разминки. Там не то что на сто процентов, там на 300 процентов сил прибавилось, когда мы все это увидели – мурашки по коже.

– Есть ли вера в себя и в то, что за плей-офф можно зацепиться?

– Да, почему нет? У нас много домашних игр впереди. Сейчас самое главное, чтобы все подлечились, чтобы все были в строю, здоровы. Нужно брать очки дома, брать очки на выезде. Я не вижу ничего такого, из-за чего мы могли бы опустить руки. Нам все по силам. Шансы есть всегда, и у нас они нормальные. У нас не критическая ситуация. Больше половины игр у нас осталось дома, надо побеждать, и все будет хорошо! Я думаю, что все у нас будет нормально! Мы ждем всех на трибунах!

Пресс-служба ХК «Адмирал» 

Администрация Приморского края

Партнеры хоккейного клуба «Адмирал» сезона 2017/2018

  • Титульный партнёр
  • Генеральный партнёр
  • Генеральный спонсор
  • Официальный партнёр