Купить билет Личный кабинет

На прошлой неделе молодежная сборная России в седьмой раз подряд завоевала медали чемпионата мира – на этот раз команда Валерия Брагина не пробилась в финал, но превзошла шведов во встрече за бронзу. А вчера самый титулованный тренер молодежного хоккея последнего десятилетия посетил редакцию "СЭ" и рассказал о критериях хорошего игрока, оценил перспективы КапризоваСергачева и Гурьянова, а также поделился мнением о том, чего не хватило россиянам для победы на турнире.

 

ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ – ХАРАКТЕР

– Получается, что молодежка – самая народная команда. Самая популярная. Потому что в новогодние праздники никакого выбора не остается, кроме как за ней и следить. И вот вы приезжаете в редакцию "СЭ" на метро.

– Чтобы приехать в Москве к определенному времени – это самый удобный транспорт. От народа я никогда не отрываюсь (улыбается). Иногда меня узнают. Даже в шапке. Ничего не говорят, но улыбаются. Сразу все становится понятно.

– Есть ощущение, что каждый следующий год дается вам тяжелее. Впрочем, спустя несколько дней приходите – и как будто ничего не было. Но тяжесть – она ведь есть?

– Молодежный хоккей очень выровнялся. И поэтому с каждым годом все сложнее и сложнее. Конкуренция огромная, и каждая игра забирает очень много эмоций. И я чувствую, что из меня много что уходит, и нужно время, чтобы восстановиться. Для меня лучшее восстановление – это семья. Общение с детьми и внуками – оно сразу придает мне сил. У меня трое внуков – немало так народу. Быстрее насыщаешься этой энергетикой.

– Все парни были настроены на золото. А вы с какими мыслями подходили к турниру?

– Я никогда не говорю, что едем конкретно за золотом. Самое главное – за короткий промежуток времени сделать верный выбор в игроках и правильно их расставить. И заставить их играть в тот хоккей, который, как мы считаем, принесет результат. Это основные задачи. И наш тренерский штаб провел огромную работу в этом плане, круглосуточную, аналитическую, обсуждений много было очень серьезных. И практически нигде мы не ошиблись.

– Если говорить о той самой "правильности" в плане выбора – каковы ее критерии?

– На первом собрании каждого созыва я говорю, что для меня есть три критерия. Первое – это характер игрока. Второе – командный ли это игрок. И третье – индивидуальное мастерство. Парни это прекрасно знают. И каждый старается себя проявить в нужном ракурсе.

– Получается, если первых двух нет, то будь ты супермастеровитым, брать тебя смысла нет?

– Это мы уже проходили. Характер – важнейшая вещь. Где-то можно уступать в каких-то качествах, в мастерстве, но если у тебя нет характера…

– Как в сборной Швеции, например?

– Вот. Там нет слабых мест практически. А где медали?

– Почему, на ваш взгляд, шведы такие мягкие?

– Не хватает им этого, когда нужно перебороть себя. Почему? Менталитет, видимо. Сложно так сказать. А русский характер – чем сложнее, тем больше он из себя достает. Шведы вроде всегда в порядке, но когда начинается, что нужно "достать из себя" – у них это проблема.

– Вам не кажется, что нашей сборной тоже не хватает задиристых ребят? Так называемой шпаны. Потому что хоккей становится видом спорта для обеспеченных.

– Однозначно нет. Есть у нас сорвиголовы. Не все так просто. Особенно если говорить о ребятах из Канады. У них очень маленький промежуток, чтобы влиться. И менталитет уже немножко другой. Действуют больше на себя. Потому что хоккей – это бизнес в Канаде. Плохо про игрока вообще не говорят. Поэтому пришлось очень много личных бесед провести, чтобы объяснить, что мы хотим от них видеть. Я им говорю, что вы ошиблись здесь и здесь, а они смотрят на меня – им непонятно.

– Речь о Сергее Зборовском?

– Почему? У нас два игрока из Канады не прошли в состав: Тянулин и Коростелев. Мы ожидали от них лучшего. В суперсерии они не сказать что ярко сыграли, но за счет одной игры попали в кандидаты на последний сбор. Но два "товарняка" провели – и все стало понятно.

– По первым вашим двум аспектам не прошли?

– По сумме. Они были слабее наших имевшихся игроков. И я успел с ними хорошо познакомиться – все наши "канадцы" были в Сочи у нас на сборе. И они знали, какие аспекты были нужны, чтобы попасть в сборную.

Валерий БРАГИН со своими хоккеистами. Фото AFP
Валерий БРАГИН со своими хоккеистами. Фото AFP
 

ДЛЯ ЮНИОРОВ УСЛОВИЯ В РОССИИ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЗА ОКЕАНОМ

– Вы предпочитаете брать более опытных хоккеистов, а вот 16-17-летних игроков не жалуете. Но на выходе оказывается, что это верная стратегия – у шведов играл очень талантливый защитник 2000 года рождения Расмус Далин, и именно он допустил решающую ошибку в овертайме матча за третье место.

– Далин? Он допустил не одну, а очень много ошибок. Да, у него есть хорошие данные, но я с Иваном Проворовым это проходил дважды. Было видно, что задатки хорошие, но все равно два, а тем более три года – это большая разница.

– А сверстника Далина Андрея Свечникова вы просматривали?

– Да, прекрасно знаю Свечникова, видел на сборах юниорских команд. Его время еще придет.

– Даже Коннор Макдэвид в 16 лет не "звездил" на МЧМ.

– Да, я помню. Поэтому я ребятам говорю, что сильнейшие будут играть в этой сборной, а не самые перспективные.

– Вы по прилету сказали, что 1998 год рождения, основа следующей молодежки – очень слабый.

– Не слабый, но мы сколько уже кандидатов посмотрели, в Швецию на Турнир четырех наций свозили. Но все как-то так…

– У них еще год остается в запасе.

– Да, согласен. Возьмите Капризова год назад и нынешнего – как он прибавил! То же самое касается Гурьянова – по нему были определенные вопросы.

– Не хотели брать сейчас?

– У него были проблемы еще с прошлого года. Но его отношение к делу поменялось, поэтому он и попал в сборную. Он постоянно дополнительно работает перед и после тренировок – это говорит о многом.

– Он же забил четыре очень важных гола. Видно, что человек умеет решать исход матча?

– В юниорской сборной то же самое было. Может, он повзрослел или увидел, как надо относиться к делу. Стоит цель – ты должен идти к ней. Да, у него есть технические недостатки. Руки более мягкие должны быть.

– Вы уже после финальной сирены говорили: "Денис, работай над руками".

– Все правильно. Потому что иногда и принять не может и отдать. Самое главное – это отношение игрока к своему делу.

– Другой нападающий – Герман Рубцов, год назад разрывал соперников в юниорском хоккее. Что с ним произошло? Может, сейчас он уедет за океан, и голова встанет на место?

– С головой у него как раз все нормально. У Рубцова непростой период. Его чуть-чуть не хватает физически – он вроде высокий, но в единоборствах ему тяжеловато еще, поэтому иногда он от них уходит.

– Пока он не выдерживает конкуренцию на уровне КХЛ, уезжает сейчас в юниорскую лигу. ТарасенкоКузнецовЗайцев сначала играли по четыре-восемь минут, что-то получалось – им давали больше. Понятно, что у каждого свой путь. Но может ли отъезд пойти на пользу Рубцову?

– Я всегда говорил, что туда надо ехать готовыми сложившимися игроками. Не имеет значения, где ты развиваешься. Если ты ставишь себе какие-то цели… Сейчас у нас в России такие условия созданы – намного лучше, чем там.

Одна из главных звезд нашей молодежки Илья САМСОНОВ. Фото REUTERS
Одна из главных звезд нашей молодежки Илья САМСОНОВ. Фото REUTERS
 

С КАПРИЗОВЫМ ГОВОРИЛИ О ДЕВУШКАХ

– Капризов сказал, что для него вы стали вторым отцом. Вы три часа с ним общались после финального матча. О чем говорили?

– О жизни, о его будущем. Я сказал: "У тебя такой период, когда надо принимать правильные решения. Поэтому не торопись. Хочешь – позвони, посоветуемся, обсудим. Мнения послушаешь разные". Говорили о житейских вещах, про девушек. Это очень важно. Когда игрок талантлив, мне хотелось его поглубже узнать, что у него внутри.

 

– Вам не кажется, что Капризов похож на Кучерова тем, что оказывается всегда там, где шайба?

– У него не так много моментов за игру. Есть два – один он забивает. Это дано свыше и очень редкое качество. Ему не научишь. Оно или есть, или нет.

– Буллитам можно научить?

– А вот с буллитами у него пока проблема. Сколько мы с ним работали… Он, кстати, решающий пятый буллит исполнял. Регламент? Мы все его знали – и тренерский штаб, и игроки. Если говорить о Сидорове, который побежал радоваться, то, видимо, напряжение было до такой степени серьезным, что он не выдержал.

– Не стоило ли Гурьянова выпустить два раза подряд на буллиты?

– Я рассчитывал, что Полунин забьет, у него очень быстрый и резкий бросок. Я ему сказал, что только бросать можно – никакой обводки. Он попробовал раз. Но видите как: чуть-чуть край задело, в штангу и ушло. Так сложилось.

– Кого для вас открыл этот турнир?

– Гурьянова, и очень рад за Мишу Воробьева. Мы его нацеливали: "От тебя многое зависит". На него свалилась роли лидера, и они с Капризовым справились.

– Воробьев старался не тратить много времени на обработку. Это вы его просили делать?

– Нет. Технически он оснащен хорошо. Для того чтобы созидать, ты должен все видеть. Поэтому голова у него всегда поднята.

– Воробьев показался классическим европейским центром, который ведет игру и разгоняет